О программе отлов-стерилизация-возврат в Стамбуле

Дело было сразу после Индии. Тут надо внести ясность: мы ездим в Индию зимой стерилизовать и лечить животных. Все больше собак, иногда коров. Ездим на север, в предгорья Гималаев. Для тех, кто не помнит географию, там нет океана, пальм и пляжей. Там есть угрожающе перенаселенные города, накрытые желтыми песчаными туманами, бескрайние свалки, трущобы, невыносимая загазованность, несмолкаемый шум и грохот городов, вонь химических производств и холод, лютый холод с ветром, пронизывающим до костей. Там нет центрального отопления, поэтому когда ночью температура опускается до 0-2 градусов, то и в комнате становится 0-2, и в сырой постели — тоже 0-2. Ночью леопарды дерут по окраинам телят и собак, по случаю не ушедших в центр города. Жить и работать в мире, где каждое без исключений бездомное животное страдает — это вызов, большое испытание. Страдают они всё по той же причине, что и во всем другом мире — от неосознанности и равнодушия людей. И все это выливается в разные последствия — голод, гниющие раны, чесотка, грибок, отравления, снова голод, сотни отощавших блюющих от парвовируса щенков, бездомность и беспощадный голод. Работать и жить сложно физически и морально. Рассказывать можно об этом бесконечно. У нас в копилке больше сотни историй о том, как мы стерилизовали и лечили больше сотни животных за месяц. Но сегодняшняя история не о том.

Так вот дело было сразу после Индии. Билет мой был через Стамбул, где я ни разу в жизни не была. И перелет позволял выйти из аэропорта и несколько часов провести в городе.

Стамбул прекрасен! Стамбул даже с высоты птичьего полета великолепен и приветливо греет глаз красными черепичными крышами и приглашает в гости минаретами мечетей. Из аэропорта я пересела в метро-трамвай и поехала в самое сердце исламского государства — к Голубой мечети и Айя София. В голове одна за одной продумываются истории всех собак, коров и даже одного кота, которые были нашими пациентами в Индии, чесоточные, тощие, изможденные, согласные на все, что предлагает им человек. И эта безысходная доверчивость может стоить им жизни или может изменить их жизнь к лучшему — зависит оттого, какой человек встретился им на пути.

И совсем не сразу я начинаю замечать, что попала в подобие рая, особенно на контрасте с Индией! В трамвае без промедлений и разговоров уступают место старикам, в городе, даже на окраинах чисто и опрятно, повсюду разбиты клумбы с цветами цвета солнца и неба. Люди здороваются и улыбаются. Когда я замешкалась с пересадкой и обменом мелочи двое молодых людей просто «одолжили» мне несколько лир со словами «вернешь, когда вернешься» и удалились, оставив меня в совершеннейшем недоумении от такого джентльменства.

Главная площадь. Наметанный глаз сразу выципил на ландшафте несколько собак. Они безмятежно валялись на газонах, дрыхли, перебирали лапами и подставляли солнцу большие и набитые брюха.

Это было то, что нужно! По газонам ходить МОЖНО! Я подошла к одной из собак, а она без сомнений дала к себе подойти и еще слаще растянулась по траве, на мол, чеши, не сиди без дела. Огромная, пышущая здоровьем, улыбчивая дворняга с негой и силой в глазах. На ухе большая резиновая клипса. На клипсе цифры и что-то по-турецки. Я долго наглаживала собаку, глядя на толпы радостных людей, детей, стаи птиц и сияющие клумбы. Ко мне подошел молодой человек и на хорошем английском заговорил. Он рассказал о том, что в течение десяти лет в Стамбуле стерилизуют и вакцинируют собак, что по городу стоят поилки для собак и автоматы с едой — человек выбрасывает батарейку или долгоиграющую лампочку, или пластиковую бутылку, а в ответ из автомата высыпается корм для животных. Рассказал, что в Турции очень много бездомных животных, и что было дело, когда власти решили истреблять собак, выгонять их в леса, отстреливать, отлавливать и усыплять. Но граждане выходили на пикеты, освистывали здания правительства, выражали свое негодование решительно, бурно, огненно, яростно и страстно. (Тут я с гордостью припомнила, что один из моих предков был турок :)). Так что теперь животных отлавливают, стерилизуют, прививают и возвращают на улицы.

В Стамбуле порядка 20 приютов. В них животных стерилизуют, по необходимости лечат и отдают новым хозяевам. Кошки и собаки стерилизованы и чипированы (в том числе бездомные!). Все это делается на бюджетные деньги. Но, пожаловался милый турок, чиновники все равно плохие — воруют деньги, жульничают и подтасовывают факты, а могли бы стерилизовать и больше. Ах, какие плохие турецкие чиновники, — мысленно пожурила я их, с передергиванием вспоминая заседания «рабочих» групп по животным в мэрии и заксобрании (с маленьких букв написано намеренно) Новосибирска. Так что многие люди в Стамбуле стерилизуют животных за свой счет. Иногда компании, на территории которых обитают собаки и кошки. А еще в Стамбуле есть машины-стерилизаторы — это фургончики, в которых в течение дня делают 6-10 стерилизаций. конечно, 70% процесса реализуется на бюджетные деньги. Про остальные примерно 30% он с горечью вздохнул, мол мы должны понять — чиновники они и есть чиновники. «Да уж», — согласилась я, припомнив 30 млн рублей, которые в Нске выделяются на «решение» вопроса с животными. Где 70%, а где 30%?...

Молодой человек говорил еще что-то. С каждым его словом мне становилось так хорошо, звонче запели птицы и солнце засветило приветливее. Я спросила его, зоозащитник ли он, что так хорошо знает ситуацию.

— нет, просто очень люблю собак. И мне их так жалко! Ходят бездомные — им же плохо одним! Нельзя, чтоб они жили на улице!

Я еще раз посмотрела на лоснящуюся и улыбающуюся собаку, которая пыхтела у меня под руками от удовольствия и, кажется, недюжинного пережора, вспомнила российских собак, вечно в пыли, в грязи, в лютый мороз и сибирские дожди, на помойках, на свалках, ждущих у подъездов бабушек с объедками. Собак, которые так сильно боятся людей, что отпрыгивают от малейшего движения в их сторону. Стаи рыщущих по частному сектору, которые во всем и виноваты, даром, что разруха не в клозетах, а в головах. Догадайтесь в чьих!

Чтоб не спугнуть чувства покоя, которое впервые за много-много лет спустилось на меня, я тихонько пошла к Голубой мечети. Села на лавочку, и ко мне тут же подошел сурового вида кот. Он отвлекся от ленивой охоты на голубя и предпочел почесушки со мной. Без малейшей осторожности и страха — хороший знак для городских животных. Насладившись общением он ушел в заросли тюльпанов играть с бабочками.

В Голубой мечети я села на прохладный мрамор. Позади меня лежал огромный, просто гигантский рыжий-конопатый пес с янтарными глазищами. Огромный пес в Голубой мечети, где только что закончилась молитва! Люди, мусульмане, христиане, буддисты и просто ЛЮДИ, обходили его с улыбкой, а туристы фотографировали. Когда солнце подобралось к самому его карамельному носу, он лениво поднялся, вырос в холке выше меня сидящей, осмотрелся, зевнул и ушел куда-то вглубь, в тенек. Пес в Голубой мечети. И это было хорошо. И мне показалось, что я дома.

Помню давно, когда депутаты новосибирского горсовета хотели внести поправки и узаконить отлов животных в присутствии несовершеннолетних и отлов с целью умерщвления, я звонила в один из новосибирских храмов, чтоб спросить мнения слуг Господа о том, как человек должен относится к животным. К трубке пригласили Батюшку, и он сказал так:

— я вот хожу домой, а там стая собак. Так иногда хочется взять ружье, да порешать это дело по-своему. А собака никогда не должна быть при человеке. Ее место за порогом.

Боже упаси меня от сравнений — просто к слову пришлось...

Центр Стамбула сочен и щедр. Каштаны и гранатовый сок, керамика ручной работы и гобелены, вареная золотая кукуруза и посыпные рогалики. Много музыки, ветра, солнца, цветов, воздуха и глубокого неба. Но больше всего кошек! Кошек тут любят. Про них рисуют граффити, им посвящают художественные выставки, им ставят миски с кормом и водой у магазинов и ресторанов, им можно все!

На излете отведенных мне нескольких часов я присела-таки выпить чайку. На диван напротив меня запрыгнул кот и стал щуриться янтарными глазами, изучая меня и что-то сквозь меня. Напротив была галерея, где худощавая и статная художница-вдова рисует кошек. Тысячи рисунков Стамбульских кошек, написанные с благоговением и любовью.

Да, в Турции, как и во многих других государствах вопрос с бездомными животными решен неоднозначно. И там есть белые пятна. Но люди, ЛЮДИ, встают на защиту животных так рьяно, так самоотверженно, так смело и сплоченно. Да...

Вчера вечером мне позвонила подруга и рассказала, что видела, как сбили кота. Водитель вышел на дорогу и стал отпинывать еще живого несчастного к обочине. Потом сел в машину и уехал. Брат моей подруги очень торопился, но не успел довезти кота до клиники. Кот погиб.

Ад и рай разворачиваются только в человеческой голове и сердце. Более нигде. Хорошие мысли определяют хорошие поступки. Хорошие поступки делают мир ХОРОШИМ. Это только вопрос выбора. Он всегда за нами.

Отправить комментарий